Каталог
Русский

Театр алла Скала, ''Катя Кабанова''

Милан

Для премьеры на своей сцене шедевра чешского композитора Леоша Яначека (1854-1928), Театр алла Скала выбрал прославленную постановку для Атверпенской Фламандская опера канадского режиссера Роберта Карсена, также приложившего руку к дизайну света, и англо-ирландского художника Patrick Kinmonth, уже сотрудничавшего с Карсеном в других постановках.Сценография Карсена была точно охарактеризована как «глубокая, тонкая и безжалостная в своей драматичной и душераздирающей поэтичности», (Nicola Salmoiraghi, L'opera, n. 204).На фото, главная героиня, Катя, собирается утопиться в Волге в финальном акте.
Посмотреть все
Сцена Театра алла Скала ограничена по бокам двумя задниками из COS - Oscurante и полностью покрыта тонким слоем воды, что символизирует Волгу, на берегах которого разыгрывается драма Островского. Яначек очень интересовался русской литературой и во многом вдохновлялся произведениями Толстого, Гоголя и Достоевского. Российская тематика оперы обернулась для Кати Кабановой, запретом на показ во время второй мировой войны.
Чтобы не ослабить драматическое напряжение оперы, Карсен решает поставить ее без антрактов, следуя интуиции Яначека, который в 1927 добавил две короткие интерлюдии, которые служили именно для того, чтобы камуфлировать смену декораций между тремя актами. В интерпретации Карсена, перемену декораций осуществляют актрисы в белых одеждах (как и главная героиня), которые перемещают по водной глади несколько плотов и стульев, составляющих. Призрачные молчаливые свидетели разворачивающейся трагедии, девушки предвещают финальное самоубийство героини, символически демонстрируя его на сцене.Их силуэты, снимаемые сверху, транслируются в реальном времени на Экраны для фронтальной проекции из PBO - Bianco Ottico, что усиливает драматический эффект происходящего.
Персонажи, окружавшие Катю, коварство и алчность которых довели ее до самоубийства, обнаруживают ее тело. Присутствие воды, в сочетании с драматической фоновой подсветкой очень точно использовано в сценах для передачи сильной эмоциональной напряженности.
Дом Кабанова, в котором происходит часть действия, символически представлен в виде плота. Костюмы работы Patrick Kinmonth «... bring to an indistinct period between the thirties and Nine hundred the Fifty, Russia more suggested how real, where the closing and the sense of suffocation of the czarist period of the Nineteenth century, to which the book refers, find a comparison in the grey atmospheres, depressing and oppressive of every liberty of the Stalinist communism», (Nicola Salmoiraghi, ibidem).
Экран из PBO - Bianco Ottico, который сценографы Teatro Alla Scala интегрировали в декорацию из Vlamsee Opera позволил художникам по свету (Карсен, и фламандец Peter Van Praet) создавать атмосферу приглушенного света, которая постепенно могла сменяться на градиентную засветку, как во время объятий Кати и Бориса на этом фото.
После трагедии сцена возвращается к монохромному освещению.Это символизирует, что смерть героини не положила конец лживости и фальши. Тихон обвиняет окружающих в смерти Кати, хотя сам виноват не меньше.
Еще один пример того, как Карсену удалось при помощи сочетания нескольких простых элементов (зеркало воды, мостки, недвижимое тело, экран) дополненного точным использованием света, создать сценографию, которая резонирует с музыкой Яначека.
Опера в трех актах
Музыка
Либретто
Леош Яначек
по драме Гроза Александра Николаевича Островского
Премьера
Брно, Divadlo na Hradbách, 23/11/1921

Сценография, костюмы
Patrick Kinmonth
Художник по свету
Robert Carsen
Peter Van Praet
Хореография
Philippe Giraudeau
Постановка

Монтаж
Сезон
2005 / 2006
обновление постановки в Фламандская опера Антверпен

Используемые материалы

Экраны для фронтальной проекции

Экраны прямой проекции

COS - Oscurante

Затемняющие материалы

PBO - Bianco Ottico

Плёнки для фронтальной проекции